Миф об экспорте электроэнергии

Картинка счета за свет

Постоянно приходящие платежки за свет, порой космические цены за электроэнергию заставляют нас задуматься о честности компаний, что предоставляют электричество. Многие стараются приобретать прибор для остановки электросчетчика и стараются экономить как могут. Не все граждане страны понимают, как формируется цена на электричество. В этой статье мы расскажем вам о мифах об электроэнергии и её экспорте.

Согласно данным, в 2018 году экспорт электроэнергии из Украины в ЕС рос. По сравнению с 2017 годом объем увеличился на 19,36% — до 6166000000 КВт-час. Однако, у критиков экспорта электроэнергии существует ежегодная традиция подвергнуть сомнению целесообразность экспорта и заявить об убытках от экспорта электроэнергии. Нужно отметить, что традиционно вопрос экспорта электроэнергии не нравится политикам и активистам. Увы, но к такой дискуссии по вопросам экспорта электроэнергии, которая построена на искаженных фактах, приобщаются профильные специалисты по вопросам энергетики. Казалось, что именно они должны объективно разъяснять все вопросы. Но почему-то вместо обсуждения технических, финансовых или производственных вопросов такой разговор скатывается в банальную пропасть пропаганды искаженных данных, только тиражируют мифы об экспорте электроэнергии.

Если взглянуть на факты, то из 6166000000 КВт-ч больше половины — 58,3% (3594000000 кВт-ч) от всего объема экспорта электроэнергии в 2018 году — составил экспорт в Венгрию. Еще 22,9% (1410000000 кВт-ч) — экспорт в Польшу, 15,5% (955 800 000 кВт-ч) — в Молдову, 2,7% (167 700 000 кВт-ч) — в Словакию, 0,6% (37700000 кВт-ч) — в Румынию.

Обычно критика звучит в сторону компании ДТЭК, которая экспортирует большую часть электроэнергии. И это не удивительно. К деятельности крупных компаний всегда большее внимание. Но кроме популистских «аргументов» вроде тех, что рядовые украинцы субсидировали ДТЭК как экспортера электроэнергии на сумму 1300000000 грн, нужно приводить и реальные аргументы. И тогда не будет сомнения в искренности намерений подобных активистов или политиков. Ведь жаль, что эти же рядовые украинцы не способны проверить информацию, которую предоставляют такие комментаторы, а слепо доверяют непроверенной информации. И в результате, народ Украины снова используют в своих целях разного рода манипуляторы.

Прежде всего, нужно понять, что политические утверждения в стиле — «Украинский потребитель» субсидирует экспортера электроэнергии только еще раз подтверждает непонимание такими авторами механизма формирования конечной цены на электроэнергию. Экспортеры электроэнергии в Украине, как и региональные поставщики, выкупают объемы электроэнергии по оптовой рыночной цене и перепродают конечным потребителям. Только их клиенты не украинские компании, а зарубежные. «Трейдинг», или операции по продаже электроэнергии, никак не влияют на величину конечного тарифа на электроэнергию для украинского бизнеса.

К тому же, если смотреть на конкретные финансовые показатели, то есть как минимум три показателя, о которых популисты или не знают, или специально «забывают».

В подобных расчетах не учтены затраты экспортеров на доступ к трансграничному сечению. Стоимость сечения для компании ДТЭК составила в 2018 649 млн грн или 5 евро за МВт-час. Эти деньги в виде прибыли получила компания НЭК «Укрэнерго».

Также расчеты не включают в себя расходы на транспортировку угля в адрес Бурштынской и Добротворской ТЭС. В 2018 «Укрзализныця» за такие услуги получила 932 млн грн.

Для расчета «популистской субсидии» легче взять разницу между тарифом тепловой генерации и оптовой рыночной цены, по которой закупается электроэнергия для экспорта. Но если уж считать реальную «субсидию» в адрес экспортера, то правильно было бы учитывать только тариф Бурштынской и Добротворской ТЭС, выработали электроэнергию для экспорта, а не средний тариф всей тепловой генерации Украины. Здесь разница составляет 3% или 226 млн грн за 2018. Дешевый тариф обусловлен тем, что ТЭС работали на максимальной нагрузке, и это в условиях действующей системы ценообразования снижает уровень тарифа. И уже отсутствие таких деталей в расчетах ставит под сомнение объективность утверждений, что народ Украины субсидирует экспортера электроэнергии.

Подсчет всех расходов дает общую сумму на уровне 1800000000 Грн.

Если идти дальше, то нужно вспомнить и то, что для обеспечения экспорта электроэнергии в Молдову задействованы АЭС Украины, производящие до 30% такой электроэнергии. Только это не позволяет учитывать этот объем в расчете мифических «1300000000», которые якобы потерял «потребитель». Наконец, сравнение цен на рынках ЕС и Украины не является правильным. Уже неоднократно было сказано, что принципы формирования оптовой цены совершенно разные. Оптовая цена в Венгрии — это цена на рынке «на сутки вперед», которая формируется на базе только топливных затрат генерации, а покрытие других расходов осуществляется через другие рыночные механизмы (балансирующий рынок, рынок дополнительных услуг). Оптово-рыночная цена в Украине включает в себя все расходы тепловой генерации, сразу ставит цену в ЕС и Украине в неравные условия. И делает уровень оптовой цены в Украине выше европейского. Поэтому мысли о том, что ТЭС продают электроэнергию украинским потребителям дороже, чем в Венгрию — это лишь попытка поддержать для украинцев миф, что их кто-то обворовывает.

Такие мифы возникают из-за того, что часто аргументы «экспертов» тесно переплетены с популистской составляющей. А это делает невозможным понимание проблемы экспорта электроэнергии обычными украинцами, которые еще с школы помнят вольта и ампера. Поэтому, к сожалению, представители общественных организаций, претендующих на защиту прав граждан, часто превращаются по уровню дискуссии в «бабушку-на-лавке-у-подъезда», которая способна вам за 5 минут определить, кто виноват и кого надо наказать. Правда, как всегда, без аргументов.

Заказать бесплатную консультацию

×
Заказать бесплатную консультацию